Информация

Киев, 29 сентября 1941 года. Как это было?

А назавтра они должны были уезжать. Посему сегодня все готовились к отъезду… Взрослые собирали чемоданы, дети — свои игрушки. Просто удивительно, сколько всего разного нашлось при разборе вещей, сколько давно потерянных и — ну очень нужных — предметов вдруг нашлось.

К сожалению, большинство вещей приходилось оставлять. Взять с собой можно было только самое ценное. И в то время, как дети самым ценным считали именно любимого мишку или куклу, взрослые точно знали, что самое необходимое и самое ценное, кроме документов, еды в дорогу и теплой одежды (ведь скоро зима с ее морозами), — это память. Фотографии, письма… Говорите — золото? Откуда золото? Ну, может быть, бабушкино обручальное колечко или сережки, дедушкин подарок ей же в начале века.

На себе много не унесёшь, да и кто знает — будет ли достаточно транспорта, или придётся идти пешком, да вдобавок — и свои вещи на себе тащить.

В маленькой квартирке на втором этаже старого скрипучего флигеля на окраине города шли поспешные сборы. Готовилась еда на дорогу, что-нибудь хорошо прожаренное, чтобы долго не портилось. Кто знает, может статься, что в пути придётся пробыть и дольше ожидаемых трёх дней — и что тогда? Почему дорога предполагалась длиной именно в три дня, никто не знал, но «так говорили». А раз «так говорили», то все так и готовились. А еще говорили о выселении в какой-то отдаленный район города. И о выселении куда-то далеко, возможно, даже в Германию.

Некоторые из тех, кого приказ коменданта города о выселении не касался, даже завидовали выселяемым. Мол, у «этих» всегда все в шоколаде…

Последние недели были не слишком-то богатыми по части еды, приходилось растягивать старые запасы. Но теперь, когда их, эти запасы, нельзя было взять с собой, готовился роскошный ужин из остатков былой роскоши и делались обильные заготовки на будущую дорогу, которая могла же оказаться и долгой.

Читайте также  Авиастроительная компания Leonardo усовершенствовала AW-139

С дворовыми друзьями, остающимися здесь, ребята попрощались ещё вчера. Но и сегодня сбегали и всласть на прощание наигрались. Взрослые распрощались с друзьями и знакомыми заранее, без спешки. Кто знает, как повернётся жизнь и когда всё это кончится?

…А назавтра они должны были уезжать. Приказ господина немецкого коменданта города Киева был предельно лаконичен:

«Все жиды города Киева и его окрестностей должны явиться в понедельник 29 сентября 1941 года к 8 часам утра на угол Мельниковской и Дохтуровской (возле кладбищ). Взять с собой документы, деньги, ценные вещи, а также теплую одежду, белье и проч.

Кто из жидов не выполнит этого распоряжения и будет найден в другом месте, будет расстрелян. Кто из граждан проникнет в оставленные жидами квартиры и присвоит себе вещи, будет расстрелян".

Как это было (то, что с ними случилось потом)? Было это и грязно, и кроваво, в боли и в ненависти.

Зачем это было? Так велела расовая теория «юберменшей».

Почему не стали ждать, а начали практически сразу — после взятия Киева? Наверное, немцы были уверены в том, что уже победили и стыдиться не придется.

Собравшимся в указанном месте не пришлось слишком далеко и долго ехать, им не пригодилась теплая одежда. Не понадобились и запасы еды в дорогу.

…Их память — документы, фотографии, письма, тряпичные мишки с куклами — сгорела в кострах, горевших возле внешнего оцепления.

…Их одежду — частью сожгли, частью захапали полицаи из внешнего кольца оцепления.

…Их золото, кольца и прочее досталось немцам. А вот золотые зубы… Их потом выискивали в овраге местные пацаны. «Добывали» золото из золы. Хотя сверх-хозяйственные немцы, сжигавшие трупы в 1942—1943-м, пытаясь скрыть масштаб совершенного, при этом тоже выдирали золотые зубы из полусгнивших черепов.

Читайте также  Битва за Киев в 1943-м году. Как это было?

Это произошло 72 года назад. По официальным данным, изо рва выбралось живыми 29 человек. Несколько человек даже сумели дожить до конца войны. Одна из выживших потом свидетельствовала в Нюрнберге. На процессе.